Тэги

Похожие посты

Добавить в

Александр Незлобин: o «stand-up comedy»

Продолжение интервью с Александром Низлобиным

Что нравится больше: писать или выступать?

 Не знаю. Когда уезжаю на месяц – я отключаю телефон и думаю, что наконец-то все закончилось. Мне нравятся все области работы: придумывать шутки – их весело и надо, а выступать – страшно и нужно, поэтому здесь нельзя выделить только одну часть – это все единый процесс. Мне нравится этим заниматься. И, слава Богу, мне кажется, я очень счастливый человек, в плане того, что мне за это платят. Обычно за это не платят, особенно молодым юмористам. А я, в принципе, могу этим заработать, поэтому я могу не заниматься другими вещами. В этом плане, я очень рад, что так сложилось. Но сколько это будет продолжаться, никто не знает.

Что ты делаешь, если теряешь публику?

Сегодня у меня было пару несмешных выходов, но, слава Богу, что я ведущий. Я себя страхую тем, что ведущему не обязательно всегда шутить. Но это экспериментальное течение, поэтому это и классно, что ребята многое пробуют. Когда они спрашивают мое мнение, я могу сказать: «Чувак, мне кажется, это будет не смешно, но это люди твои, вот они, экспериментируй». То есть мы не режем никого, шутки не убираем. Оставляем выбор ребятам, потому что бывает, что ошибаемся, и рады, что люди оставляют на свое усмотрение, потому что стенд-ап это еще и внутренняя твоя душа: скажет один человек – не будет смешно, скажет другой, кто это придумал – и будет смешно, потому что он прочувствует это.

Насколько ты совпадаешь со сценическим образом?

 Это настоящий я. Процентов 90 случаев, которые я рассказываю, произошли со мной, или просто я придумал это. Образа нет никакого, то есть у меня было, что меня спрашивают про образ, а в принципе я такой и есть. Просто я в жизни шучу реже, чем на сцене. (Смеется). На сцене у меня времени меньше, чем в жизни. Вот и все.

Как ты будешь продвигать свою сольную программу «Давайте говорить правду»

Телеиндустрия в России устроена таким образом, что и каналам и продюсерам не выгодны такие концерты в принципе. Хорошо, если они есть, но любой канал может жить без этого. Но, например, без сериала какого-то культового, или передачи, которая идет на этом канале – они не могут обойтись. Поэтому эти концерты скорее всего как бонус у нас в России. Например, каналы, у которых есть правительственные дотации, они могут себе позволить снимать концерты каких-то юмористов. А для других каналов – эти концерты конечно приятны, но в целом, чтобы он хотя бы окупился, он должен быть не один, их должно быть 12-20 штук, и это должно быть в год. Так устроен телемир у нас в стране, что для того чтобы это все работало, должна быть и зарплата людям, которая требуется. Например, мои концерты делают 6 человек, а посмотреть любые титры, меньше 40 человек там не бывает, у любого концерта. Поэтому мы сами, вместе с Камеди Клаб вложили деньги, и наш концерт отбился с помощью билетов. Сейчас, мы его, скорее всего, подарим на ТНТ бесплатно, потому что делалось это не ради заработка, а потому что это такой путь развития у стендапера. Мне нравится заниматься стенд-апом, потому что у меня должен быть свой концерт. Я его снял, а сейчас мне уже половину из него не нравится. Это потому что мы его писали год, с Элвисом – моим другом, в интернете переписываясь. Я проверял часть, потом приходил домой и по блокам это все переписывал, убирал, переделывал. Потом мы это снимали, монтировали. Вот уже два года – я тамошний на этом концерте, два года назад. У меня сейчас другое мировоззрение, другие мысли меня интересуют, поэтому я хочу быстрее от него избавиться. Но в силу устроенности телемира, я не могу показать его по телевизору, потому что не имею еще двенадцати на руках. А написать 12 хороших концертов за год –невозможно одному человеку.

Планируешь ли новый сольник?

Я уже начал писать другой концерт, но, слава Богу, сейчас есть еще один проект, ничего о нем не буду рассказывать, потому что не знаю, сложится он или нет. Мы будем делать пилотную съемку, тестовую, попробуем снять. Там я выступаю с монологами и это именно монологи, которые сидят во мне сейчас. Слава Богу, что есть куда их вписать и работать дальше.

Могут ли подобные проекты существовать вне ТВ?

Продажи DVD  умерли с развитием Интернета. Только ездить на гастроли. Слава Богу, у меня есть сольная программа сейчас, и я в принципе зарабатываю деньги этим концертом. Он уже конечно видоизменился за время, потому что каждый раз он меняется, вещи обновляются. Но за то я час стою на сцене, как по-настоящему в стенд-апе бывает, говорю с людьми, они смеются – это работа получается проделанная не зря. Этот концерт меня сейчас и кормит, до сих пор.

Ты говорил, что музыка для тебя важнее стенд-апа. Это правда?

 Я, скорее всего, говорил о том, что я бы с удовольствием был барабанщиком, у популярной рок-группы. Чтобы ничего не соображал, бухал и не думал о жизни. А стенд-ап это все-таки философское занятие, в котором ты постоянно думаешь, думаешь о чем-то, пишешь. Музыку я люблю, но нет у меня предрасположенности к созданию качественной музыки, кроме желания моего. Конечно, оно может перерасти в предрасположенность, но это надо 5 лет не выходить из комнаты и заниматься музыкой. И поскольку я знаю, что это очень сложно, я  в это не лезу. Но я пишу веселые песенки, поэтому когда-нибудь, когда они сами напишут себя, они выйдут в свет.

Как насчет того, чтобы совместить музыку и стенд-ап?

У меня есть песня одна, я ее пою на концерте, где-то посередине разбавляя его, потому что у нас люди не привыкли к этому, а у меня еще и голос такой монотонный, час слушать просто человека, мне кажется, сложно.

Может ли сольный концерт принести прибыль?

 Если не будет конца света, то я думаю, лет через пять, телевидение себе позволит выделять деньги и снимать концерты.

Твой девиз?

Надо работать, улыбаться и любить людей, и думать о том, что ты делаешь.

Нравится

Опубликовано Jan 23, 2012 в Интервью