Тэги

Похожие посты

Добавить в

Чулпан Хаматова продолжает «дарить жизнь»…

Она обладательница говорящего татарского имени, означающее «утренняя звезда». В детстве она считала профессию водителя трамвая самой романтичной, даже не думая о карьере артиста. Сегодня она известная актриса театра и кино, но своей стихией считает именно театр. Ведущая актриса театра «Современник», учредитель благотворительного фонда «Подари жизнь», очень талантливый, очень глубокий и очень интеллигентный и интересный человек — Чулпан Хаматова.

Выдержки из интервью программы «На ночь глядя»:

У вас невероятное количество премий — «Золотые маски», «Кумиры», «Тэффи», «Орлы» и другие. Я знаю, что вы к этому относитесь с  некой фундаментальной иронией. Вопрос простой: где вы все это храните? Или отвозите домой в Казань, к родителям?

Я думаю, что частично это хранится на даче в Казане. Все вместе это не собиралось, у меня нет какого-то музея или у родителей. У меня очень скромные родители, мне сильно повезло. В этом смысле я с ними схожа по отношению к всевозможным трофеям.

Как вы решаете для себя, несмотря на все призы и прочее признание, удалась роль или не удалась?

Это я очень легко решаю. (Смеется). Двинулась я вперед, нашла в себе что-то новое, открыла я в себе что-то, познала что-то, подарила я это зрителям, или я прошлась по касательной и сделала то же самое, что делать уже умела, по набору штампов.

Существуют артисты, для которых искусство — это миссия, вот так они выражаются. А есть люди, которые говорят: «Я лицедей. Дали роль, пошел и сыграл». На ваш взгляд, важно ли актеру знать, зачем он это делает?

Я думаю, что обязательно. Безусловно, есть разные артисты: одни счастливы в одном качестве, другие счастливы в другом качестве…

А вы в каком качестве счастливы?

Я понимаю, что все-таки это ответственность, что я стала актрисой не просто так. Это миссия, но как ты ни крути, все равно на тебя смотрит публика, она считывает тебя… Это ответственность, поэтому в этом есть некоторая часть миссионерства.

Как у вас складываются отношения с теми зрителями, которые пришли просто посмотреть на живую Чулпан Хаматову, в театр. А не за тем, что вы хотите им сказать со сцены?

Если они не мешают мне говорить то, что я хочу сказать со сцены, то складываются хорошо. А если они сидят и мешают мне, то конечно, не очень хорошо…

А как вам можно мешать?

Для меня трагический момент на сегодняшний момента в театре, я заявляю это ответственно, момент деградации публики. Это то, что я вижу своими глазами в театре «Современник».

В чем эта деградация выражается?

Во внимании, в готовности работать душой, головой и сердцем. Я понимаю, жизнь тяжелая, и все об этом кричат: «Знаете, у нас такая жизнь тяжелая. Мы пришли в театр, а тут тоже…»

Вы это чувствуете, условно говоря, по мобильным телефонам, которые звонят?

И по этому тоже. И не только звонят, просто я вижу склоненные головы, которые пишут сообщения в тот момент, когда ты что-то рвешь на себе, последнюю связку своих нервов… Оно вообще в энергетике зала, в ощущении…

Вы — одна из тех актрис, которая не приемлет гламур. Вам время от времени, по разным обстоятельствам, вам все-таки приходится, выходить, что называется, «в свет». Что вас больше всего угнетает?

Отсутствие чувства юмора у людей, которые в этом гламурном свете кучкуются, чрезмерное серьезное отношение к этому всему. Но это даже не угнетает… Меня ничего не угнетает. Я одна из тех людей, которые понимают, что есть люди, которые любят деревянный пол, другие любят каменный… Но мы все должны жить дружно. (Смеется).

Однажды, несколько лет назад, вы побывали в самом центре кинематографического бомонда, вы были членом жюри Венецианского кинофестиваля. Это очень высокий статус. Там был Микеле Плачидо членом жюри, а Катрин Денев, сама живая Катрин Денев, была председателем жюри. Какое у вас сложилось впечатление о ней?

Она — личность. Она изумительная, глубокая, с прекрасным чувство юмора, с ней было очень легко. У нас была какая-то однодышащая команда. Катрин Денев к гламуру не имеет никакого отношения вообще. Мне даже тесно называть ее актрисой. Она личность, она художник, и, может быть, она звезда в настоящем понимании этого слова.

Но тем не мене, как актриса, вы что-то подсмотрели у нее? Что-то попало в вашу копилку?

Да. То, что нужно оставаться человеком при любых обстоятельствах. При любом гнете славы, известности и популярности, нужно, прежде всего, оставаться человеком —  воспитанным, культурным, скромным.

Правда ли, что вы, будучи уже сложившимся профессионалом, успешной актрисой, в Англии учились театральному ремеслу, учились в театральной школе?

Да, это правда.

А зачем вам это нужно?

Потому что в мире появляются много разных техник — в Германии — в Берлине, в немецко-говорящем театре, в англо-говорящем театре, а мы, к сожалению, очень мало о них знаем. В силу собственной изоляции что ли, не знаю почему. Например, есть такая техника — Александра, которую уже больше 15 лет используют в мире. У нас о ней ничего не известно, а она также применима в нашей профессии как система Станиславского, например.

Страницы: 1 2

Нравится

Опубликовано Mar 28, 2012 в Интервью