Джереми Реннер: «Я — ненормальный!»

В нем есть упорность,  бульдожья хватка и нестандартный голливудский вид. Он кажется построен из знакомых кусочков «американской мужественности»: водянистые глаза Роберта Митчема, мясистый нос Роберта Де Ниро и надутые губы Эминема. Молодой, но крайне амбициозный актер, у которого есть мечта сыграть Курта Кобейна в каком-нибудь музыкальном фильме — Джереми Реннер (Jeremy Renner).

Как вы относитесь к своей работе?

Я работаю в кинобизнесе последние 20 лет, мне нравится моя работа, поэтому я ощущаю себя счастливым. Когда вышел «Повелитель бури», все кардинально поменялось. Это была реальная возможность показать, на что я способен. Я очень долгое время ждал такой роли. Когда возникают трудные периоды, надо найти в себе силы переждать их, просто делать свою работу. Пока я был в волнующем ожидании ролей, я оплачивал счета ремонтом домов, иногда перебиваясь рекламой для булочного магазина. Это было тягостное ожидание, когда и причин не было надеется, что все изменится к лучшему. Поверьте мне, я не был счастлив быть таким бедным. Питаться на 10 баксов в месяц — не самая приятная вещь. Но мне нравилась моя работа, а ведь не все актеры отдают своей профессии всю свою жизнь. Некоторые просто работают, а для меня это — жизнь.

До вашего взлета в карьере, вы занимались восстановлением домов, нет так ли?

Да. Это практическое занятие всегда было, своего рода, страховкой от неуверенности в карьере непостоянного кинобизнеса. Я и Кристофер Уинтерс работали вместе, и вдруг нам заплатили вдвое больше, чем вы вложили. Когда я шел на прослушивание, я думал об одном: «Внесу ли я свой вклад в этот фильм? Если нет, тогда на хрен все это, я лучше пойду ремонтировать дом». Строить дом — это как создание фильма. Нет одного правильного способа постройки, но зато есть масса неправильных. Поэтому надо быть креативным и гибким. Надо уметь быстро двигаться, быть готовым к любой перемене, иначе это может обойтись тебе слишком дорого. Звучит прямо как жизненное кредо. Это и есть мой подход к жизни.

Как изменилась ваша жизнь после «Повелителя бури»?

Со времен The Hurt Locker, у меня почти не было времени на отдых. Моя жизнь разделилась на пятиминутные сегменты, с людьми, которые выстраиваются в очередь ради доли твоего внимания. Это, я называю, чудесными проблемами высшего класса. Все эти люди хотят получить согласие на участие в своих фильмах. Причем желание у них весьма четкое — работать с тобой, или врезать тебе по яйцам. В половине случаев, я не знаю что выбрать. Но это лучше, чем самому написать сценарий, чтобы получить работу.

Теперь работа стоит в очереди, и весь год расписан по дням. Кабинетные директора по кастингу думают о моем будущем больше, нежели о нем думаю я. Я просто фокусируюсь на настоящем и двигаюсь дальше. Несмотря на «увесистые гонорары» и физическое удовольствие, приходящие с большими боевиками, я хочу продолжать делать маленькие «личные» фильмы, которыми я всегда наслаждался. Мне повезло играть крутых героев в этих больших фильмах. Не имею ничего против «Трансформеров», но, благо, мне не приходилось читать монологи перед роботом. (Смеется).

Есть ли у вас друзья, к которым вы обращаетесь за советами?

Да. Шарлиз Терон — одна из моих хороших друзей. У нее я спрашивал совета, как пройти через оскаровскую кампанию. Она сказала мне, ловить кайф момент за моментом. Постараться не сойти с ума от волнения, а просто погрузиться в атмосферу и развлекаться. Мой сотоварищ, Колин Форрелл, научил меня смотреть всем в глаза, относиться ко всем как к равным тебе, и не позволять сумасшествию, которое царит вокруг тебя, взять над тобой вверх. У Колина интересная карьерная траектория, которая, в принципе, не очень отличается от моей. Только он пережил падение, когда был гораздо моложе меня. У него было 5 фильмов, которые вышли в течение года. Он стремительно взлетел, затем рухнул. Однажды у нас завязалась беседа, будучи нетрезвыми, и он произнес: «Я смотрю на свою жизнь так: я всегда, блин, могу вернуться в свою Ирландию пить долбанный Гинесс… в любое время!».

Как вам удается так самоотверженно работать? Что вас поддерживает или развлекает?

В большей степени это способность посмеяться над собой. Когда есть возможность — это отпуск. Для меня работа — это пытаться достать эту долбаную работу. Мне нравится бывать на площадке каждый день. Надо быть гибким и сильным, тогда тебя нигде не будут игнорировать, напротив. Кто-то однажды сказал мне, что мой взгляд вызывает тревожное чувство, что он может располагать или причинять неудобство. Что моя непредсказуемость держит зрителей в напряжении, и многие из них думают: «Ненавижу ли я этого парня? Нравится ли он мне? Хочу я его трахнуть или убить? Да что, блин, вообще с этим парнем?» Внутреннее беспокойство — это сознательная часть моего имиджа. Это ключевой момент, который я ищу в персонаже. Роль Джима в фильме «Город воров» — отличный пример: плохой парень, который, как ни странно, вызывает симпатию, это и есть самое интересное в нем.

Расскажите о своем детстве…

Я вырос в Калифорнии. Мои родители разошлись, когда мне было 8 лет. Позже оба вступили в брак повторно, и семья стремительно разрасталась. Я очень часто менял школы, почти каждый год. Поэтому пусть и не было стабильности, зато было очень много любви в домашней жизни. Могу назвать себя вполне счастливым ребенком. Достаточно счастливым и скромным, но под этой оболочкой было и другое… В 18 я начал посещать уроки актерской игры в колледже и понял, что нашел свою отдушину. Это стало, своего рода,  терапией, потому что мне было необходимо выражать чувства,  которые я не мог высказать иначе. Когда я попал в актерство, я погрузился в психологию и изучение поведения человека. Был период, когда я зарывался в исследования с головой.

В 1993 году я переехал в Лос-Анджелес и получил первую роль в фильме. Тогда я влюбился в рассказывание историй движениями. Я пришел к выводу, что малейшая деталь или долбаное безмолвие может выразить многое. Как многие говорят, у меня пугающе спокойное лицо. (Морщится). Я считаю, что спокойствие может быть очень интересным.

Продолжение

Нравится

Опубликовано Feb 23, 2012 в Интервью