Тэги

Похожие посты

Добавить в

Джонни Галэки: «великий ум вселенной»

Мировая слава на него обрушилась после того, как он сыграл одну из главных ролей в комедийном сериале «Теория большого взрыва». «Великий ум», который определенно знает как «работает вселенная» — Джонни Галэки (Johnny Galecki).

Ваши впечатления по поводу съемок. Ожидали ли вы такой сумасшедший успех?

По правде говоря, успех был абсолютно неожиданным. Никто из нас не ожидал такой положительной реакции зрительской аудитории к заядлым ботаникам. Я счастлив, что наши герои так полюбились публике. Мне очень нравится моя работа, я доволен своим выбором профессии. Более того, мне повезло, потому что я окружен добрыми и талантливыми людьми. Мы — сильная команда!

В начале сериала, сюжет в основном строился вокруг вашего персонажа — Леонарда Хофстадтера, но со временем он перешел в большей степени к Шелдону. Не обидно, что уже он в центре внимания?

На самом деле, мои любимые эпизоды это те, в которых Леонард на втором плане. Мне нравится привлекать внимание шуткой. Очень забавны его «приветики» и «ну спасибочки», которыми он напоминает о себе. Мы словно играем в хоккей на словесном уровне, каждый персонаж, стараясь единолично забить как можно больше голов. Без помощи команды это нереально, поэтому я выкладываюсь на полную, будь то целая сцена, шутливая фраза или просто поцелуй.

Когда мы беседовали с Джимом Парсоном, мы спросили его, вкладывает ли он часть себя в персонажа, Шелдона. Если бы возникла ситуация, когда вам говорят: «В этой сцене вы поведете себя так-то, так-то…». А вы уверены, что это не свойственно вашему персонажу. Вы бы вступили в спор, ответив типа: «Леонард так бы не поступил. Это не свойственно его характеру»?

Такие ситуации, благо, никогда не возникали. Я думаю, нельзя быть таким требовательным относительно характера своего персонажа. Ситком (ситуационная комедия) — это ведь не пьеса, и даже не фильм, в котором вы создаете и передаете зрителю предысторию персонажа. Характеры героев культивируются в течение нескольких лет, и у зрителей много времени, чтобы узнать о подробностях их жизни. А мы, актеры, не вправе диктовать их поступки. Они принадлежат авторам, а мы — всего лишь марионетки.

Какие у вас отношения с коллегами по сериалу?

Успех «Теории большого взрыва» построен на командной работе и составном компоненте любого хитового телешоу — подлинной химии. Ведь большую роль играет наше окружение — люди, которые с нами работают, неважно, что это за работа, офисная или еще какая-либо. Нам всем повезло, что нас окружают люди, которых мы обожаем. Это невозможно симулировать.

Когда вы обнаружили, что создатели сериала собираются взять Леонарда и Пенни как пару, вы занервничали.

Зная, что роль романтика была создана порядком раньше, и она действительная очень удачна, сцены между Леонардом и Пенни всегда пересматривались очень тщательно, и репетировались строго и осторожно. Если бы они были вместе, аудитория сократилась бы. Все делается по творческим причинам, поэтому я полностью доверяю писателям, они точно знают, как сформировывать их отношения.

 А ваш персонаж, Леонард, постоянен в дружбе?

 Да, безусловно. Отношения могут приходить и уходить, но дружба вечна. Поэтому поклонники «Теории Большого Взрыва» могут спать спокойно. Я не вижу ничего, что потенциально может разрушить дружбу Леонарда с Шелдоном. Если и возникает перерыв в их общении, он длится не более, чем пару дней. И сколько бы они не сводили друг друга с ума, они любят друг друга. Я думаю, мы настолько гармоничны в своей роли, что побоялись бы работать друг без друга.

Джим Парсонс. Интервью

Кейли Куоко. Интервью

Саймон Хелберг. Интервью

Кунал Найяр. Интервью

Майем Биэлик. Интервью

Нравится

Опубликовано Jan 30, 2012 в Интервью