Тэги

Похожие посты

Добавить в

Евгений Гришковец: о любви

На сцене он не играет. В жизни он такой же, как и перед зрителями. А еще, он совсем не любит перед спектаклем долго готовиться. Он творит чудеса. А ты слушаешь и получаешь огромное удовольствие — ты просто созерцаешь… Его искренность и простота поражает. Безумно талантливый человек, в котором сконцентрирована личность неординарная и многогранная. Писатель, режиссер, драматург, актер и певец — Евгений Гришковец.

Выдержки интервью для программы «В фокусе»:

Откуда такая любовь к Гришковцу? С вами связано все позитивное…

Критики меня уже лет 8 очень не любят. И все, что я пишу, принимается критикой с негодованием, а иногда это похоже на травлю. Любят зрители…

Ну, это же самое главное на самом деле.

Ну, почему? На самом деле я знаю, почему. Потому что: а) мне повезло, б) люди очень любят читать про себя, слушать про себя. А мне как-то удается сделать так, чтобы то, что я пишу очень легко и свободно узнавалось, и присваивалось.

Да, но как получается, как вам удается, чтобы это все время было позитивным? Вам все вокруг нравится?

Нет, конечно, я не позитивист такой, я не идиот. Мне очень много не нравится то, что происходит и в мире и в моей стране. Не так все просто в книгах и спектаклях. Просто все мои герои жизнелюбивые люди. Они хотят жить, хотя совершенно не понимают, как это делать. Им всем очень непросто, они совершенно не понимают, что такое жизнь, но продолжают этим заниматься. Жизнелюбие, а не позитив. Я не люблю слово «позитив», я его даже никогда не употребляю. Я считаю, что в русском языке достаточно слов, которые более точно выражают суть этого значения. Жизнелюбие, например.

Как вы относитесь к критике? Насколько она важна для вас?

Для меня очень важна критика. Но, к сожалению, литературной критики, как таковой, сейчас в России не существует. Нет людей, которые создали бы такую концептуальную идею, нет сообщества, которое ставило бы философский вопрос «Что такое литература в сегодняшнем мире?» или «Какое место занимает писатель сегодня?». Есть люди, которые пишут о книгах, о литературе, но это вряд ли можно назвать критикой. Также есть люди, которые называют себя литераторами и занимаются почему-то ушедшими авторами. Но они уже делают некую научную деятельность, а не критику.

Вы себя считаете современным человеком? Вы говорили об этом несколько раз.

Человек, живущий в современности — это человек, который знает и любит то время, в котором живет, любит его. Как только мы перестаем любить то время, в котором живем, мы тут же становимся стариками. Нам тут же перестает нравится молодежь, то время, в котором мы сейчас живем. Любить очень трудно…

То есть, это время вам нравится? Или вы его любите?

Я его люблю. Оно мне не очень нравится, но я его люблю.

Просто, потому что надо любить?

Надо. Потому что любить трудно. Не любить очень легко, и нужно заставлять себя любить то время и ту страну, в которой ты живешь, потому что, а как иначе? Это будет черт знает что, ничего не удастся написать. Если перестать  любить то время, ты перестанешь понимать людей, с которыми ты живешь в одном времени, ты перестанешь понимать своих собственных детей, и родителей перестанешь понимать. И вообще, ты станешь обиженным стариком, неважно в каком возрасте.

Скажите, а ваш спектакль, первый спектакль «Как я съел собаку», который рассказывает о вашем детстве, о службе на тихоокеанском флоте. После этого спектакля вы стали популярным. Сегодня вы другой Гришковец, или все тот же Гришковец, который съел собаку?

Разумеется, я тот же самый, только ставший известным, и повзрослевший на 11 лет. И все-таки я стал известным в 33 года. Я очень хорошо понимал для чего выхожу на сцену, и эта известность, которая случилась, это очень большая ответственность. Ответственность даже за то, что люди любят тот самый спектакль. Вот они его полюбили 10 лет назад, и если я сделаю что-то неблаговидное, условно говоря, выступлю вместе с Филиппом Киркоровым, те люди, которые любили меня, они перестанут любить и доверять. Есть большая ответственность перед теми людьми, которые тебе доверяют и любят.

Вы счастливы сейчас? Вы делали то, что вы хотели?

Да, я делаю то, что я хочу. Получается так, как получается, но я делаю то, что я хочу. Я очень счастлив в профессии, а счастлив ли я в жизни? Ну, периодически бываю очень счастлив.

Когда вы стоите на сцене, ваш образ, насколько это на самом деле вы?

Люди, конечно, полностью ассоциируют моих персонажей со мной. Например, герой пьесы «Планета», он не женат, и у него нет детей, а у меня трое детей и я давно женат. Но все люди думают, что это я, и так далее, и так далее… это проблема всех авторов, который сами исполняют свои произведения. Высоцкого все ассоциировали с его героями — думали, что он шофер, и зэк, и шахтер, и милиционер. Со мной тоже происходит это. Но это не я, это все-таки мои персонажи.

Но тот же спектакль «Одновременно» или «Как я съел собаку»?

Понимаете, в спектакле «Одновременно» мой герой говорит на сцене два часа о каких-то очень странных вещах. Никто никогда в жизни, даже жена моя на кухне, не позволит мне без перерыва говорить два часа, поэтому герой гораздо более чувствительный, интересный и притягательнее, чем я в жизни. На сцене я гораздо лучше, чем в жизни.

Страницы: 1 2

Нравится

Опубликовано Apr 5, 2012 в Интервью