Тэги

Похожие посты

Добавить в

Гоша Куценко: гастарбайтер из Москвы

Его называют русским Брюсом Уиллисом. Брутальный мужчина, которому великолепно удаются как комедийные, так и серьезные роли. Несмотря на скромность и отсутствие коммерческих устремлений, последние несколько лет он неизменно входит в рейтинг «Forbes», самых высокооплачиваемых российских артистов, чей доход составляет 1,5 миллиона долларов в год. Импозантный, необычный, обаятельный, харизматичный, удивительный, с искрометным чувством юмора, волнующий и настоящий — актер, певец, поэт, сценарист и кинопродюсер,  который не боится рисковать и делать что-то новое, в том числе и для себя самого — Гоша Куценко.

Интервью с Гошей Куценко для канала «Беларусь 1»:

Вы в Минске бываете с регулярностью раза 3 в год примерно. Чем принципиально этот европейский город отличается от Москвы?

Дело в том, что мне не удается никак превратится в пешеходного туриста. Хотя когда мы приезжали, если не ошибаюсь, прошлой осенью, в октябре, я немножко погулял по городу… Тут спокойнее, люди спокойные, все спокойное.

А с точки зрения менталитета, белорусы и россияне чем-то отличаются?

Я ездил по городу с товарищем — мы заблудились, искали гостиницу, заехали на окраину города и спрашивали у прохожих нашу улицу. Мужчина, к которому мы обратились, начал спокойно и детально, с акцентом, объяснять нам, куда проехать. Я говорю: «Посмотри, какой достойный человек — спокойный, чистенько одетый, работает, наверное, где-то…». Мы обсудили его и решили, что он счастлив. (Смеется).

Ну а состояние вашего счастья: кино, музыка, театр… Если вы их расположите по коммерческой составляющей деятельности и по творческой…

Я очень странный актер, на самом деле. Я, такой, нестабильный актер, в этом смысле. Я не есть театральный актер изначально, а кино, по моему убеждению, это вообще не профессия киноактера…

Но вы же именно на нее и поступали, и на нее учились?

Я учился на актера драматического театра и кино. Я, наверное, не есть актер драматического театра и кино. Я никогда не служил изначально в театре. Я такой немножко гастарбайтер из Москвы — такая у меня профессия, и поэтому, чем бы я не занимался — играл или что-то еще, я, наверное, занимаюсь решением своих каких-то творческих интересов, своих вопросов. Мне интересно экспериментировать, и, наверное, песни мои, мои поездки с группой, это такой эксперимент.

Скажите, а в чем, из ваших составляющих деятельности больше коммерции, в таком случае?

Коммерции? У меня ее нет вообще. Я не зарабатываю деньги как… У меня нет такого… я не работаю на зарплату. У меня бывает так, что я много занимаюсь, а иногда я отказываюсь от всего, ничего не делаю. Коммерческая составляющая моя — это все-таки стабильный доход от того, что я делаю театром, по 10-15 медалей в месяц — это что позволяет мне заниматься халтурой впрямую хотя бы, хотя я могу сыграть на корпоративе музыку, провести какую-то озорную вечеринку…

Но вместе с тем, есть и дела, на который вы зарабатываете. Например, центр по развитию страдающих церебральным параличом, и так далее…

Я не скажу, что я работаю просто на фонд. Нет, я выполняю свою функцию в этом фонде, зазываю людей, привлекаю, а когда есть деньги, чем-то помогаю, как поступают многие люди. Я не есть, вы не думайте, я — не Мария Тереза, которая… Наверное, когда я буду постарше, буду заниматься этим более ответственно и с большей отдачей.

Какова степень вашей занятости в вашей собственной кинокомпании? Что конкретно делаете вы там?

Я мешаю всем обычно. Я всех свожу, а потом «получаю на орехи», между всеми подушкой безопасности. Наверное, я свожу людей, порой неординарных. Во мне присутствует такая черта, которая говорит мне : «О, вот! Точно! Давайте так!». А потом я плачу за это, потому что я эмоциональный, скорее, человек, нежели холодный и расчетливый менеджер, продюсер. Я, такой, креативный, наверное.

Ваше лучшее кино, которое еще не снято, о чем оно будет?

Кино — это, вообще, такой особый труд, который требует такого поглощения, такого посвящения в себя мощнейшего, а я последнее время занимаюсь достаточно развлекательным кино, эксплуатирую такие вещи, которые уже мною сыграны, я в застое нахожусь в этом смысле, я веселю людей. Я такой приглашенный комильфо, или как называется моя должность… Но кино, о котором я мечтаю, это кино-эксперимент. Сейчас мы заканчиваем снимать кино с Виктором Шамиром, соавтором, режиссером картины «Упражнения в прекрасном». И для следующей картины тоже будем писать сценарий. Достаточно бегло пытаемся его реализовать сейчас в Москве, называется «Новогодняя песня» — это такая элегия, очень маленькими финансовыми ресурсами, не зарабатывая на процессе, а работая, что называется в процесс. Та модель, которую мы эксплуатируем, и которая позволит нам высказываться и снимать этой студией свое кино, независимое ни от кого, ни от продюсеров, ни от мэйнстрима, ни от оголтелой публики, которая хочет веселья и которая готова платить любые деньги и кормить тебя этими деньгами. В какой-то градус какого-то возраста копятся беды, горе в жизни каждого, уходят любимые родители, много неудач и пора использовать их в своих целях, эту энергию, потому что энергии будущего все меньше и меньше.

Страницы: 1 2

Нравится

Опубликовано Apr 15, 2012 в Интервью