Тэги

Похожие посты

Добавить в

Константин Хабенский: без актерского пафоса

Его можно смотреть и слушать бесконечно. Артист, в котором сконцентрирована неисчерпаемая внутренняя сила, мудрость и любовь. Великолепный актер, искренний собеседник, редкого обаяния и открытости человек с искоркой юмора в глазах, которые в то же время отражают большую глубину и доброту. Один из самых интересных актеров русского театра и кино на сегодняшний день, который напрочь лишен актерского пафоса и театральности — Константин Хабенский.

Вы играете в театре и в кино. Для вас это работа или творчество?

Работа.

Если об артисте говорят, что он трудоспособный, как вы считаете, это упрек или комплимент?

Я считаю, что это комплимент скорее.  Трудоспособный человек — это тот, который ведет спартанский образ жизни на съемочной площадке.

Какие режиссерские качества говорят о том, что режиссер ваш?

Неправильно говорить «мой», это звучит несколько нагло. Я скорее скажу, что я — актер его команды. Это люди, которые всегда в поиске, которые задают глупые, детские вопросы, которые сами не знаю как, но знают как не надо, но пытаются участвовать в развитии моей творческой судьбы.

Как вы думаете, что важнее в режиссере: характер или талант?

Талант.

А если режиссер с плохим характером, но талантливый? Будете ли вы работать с ним, несмотря не его характер?

Время показало, что да.

Вы однажды сказали, что часто сталкиваетесь в работе с режиссерами, которые не умеют работать с актерами. Вы имели ввиду наших российских режиссеров или иностранных? На основе чего складываются подобные ощущения?

Можно назваться режиссером, сесть в кресло режиссера, кричать «Мотор!», «Стоп!», «Снято!», «Начали!», и так далее, изображать из себя очень важного человека, при этом к профессии режиссера это не имеет никакого отношения. Мне посчастливилось работать с хорошими режиссерами. Я знаю, что это за мука, ад, и какие силы требуются для того, чтобы привести фильм от начала до премьеры. В основном, к сожалению, я замечаю, что очень много людей называют себя режиссерами, но к режиссерской профессии не имеют никакого отношения.

Вам не только посчастливилось поработать с хорошими режиссерами, как вы сейчас упомянули, но и с голливудскими актрисами, например, с Анжелиной Джоли, Милой Йовович. Насколько мне известно, вы были приятно удивлены ее поведением на съемочной площадке. То есть, она не ставила себя выше других актеров, своих коллег по актерскому цеху.

Да, да. Я был приятно удивлен, но это же нормально, вот в чем дело. Это же нормально!

По вашим наблюдениям, подход иностранных актеров к съемочному процессу чем-то кардинально отличается от подхода наших актеров?

Они очень работоспособны. У нас тоже есть работоспособные актеры. Приятно был поражен тем, что эта девушка пришла, сразу начала работать: дубль, дубль, дубль… мы отрепетировали: дубль, дубль, дубль, еще и еще, пожалуйста. Как ты ведешь себя уже за пределами съемочной площадки, это твое дело. Разные слухи, сплетни и так далее, но это твое дело. Вышел на площадку, будь добр, отработай!

Однажды у вас был весьма курьезный случай, когда к вам подошла девушка-журналистка и перепутала вас с Константином Райкиным, стала брать у вас интервью на одной из церемоний. Вас это забавляет или раздражает скорее?

Меня это иногда забавляет, иногда раздражает, все зависит от того, в каком настроении я нахожусь. Я не машина для того, чтобы переваривать чужие глупости. Если я в настроении — я перевариваю. Это относится к той же теме, что мы обсуждали про режиссеров: человек сел, надулся и решил, что он режиссер. То же самое относится и к профессии журналист. Взял в руки микрофон, или диктофон, и решил, что он журналист. Фига два. Даже если ты взял интервью, потом, ну скажем так, 10% из 100 могут перевести интервью в нормальный печатный текст, и выложить на страницу. У остальных, я не понимаю, откуда руки растут, или откуда уши растут. В связи с этим, я стараюсь как можно меньше общаться с прессой, потому что это, оказывается, бессмысленное занятие.

Каждый актер, когда начинает свою карьеру, думает о том, что, он когда-то станет знаменитым, мечтает о выдающихся ролях, представляет свою славу, думает о ней. А когда эта слава наступает, она оказывается такой же, как ты себе ее представлял, или другой? Какие ожидания оправдываются, а какие нет?

Если мы говорим о славе, об успехе, это все почерпнуто из телевизора, из фильмов и из средств массовой информации. А когда ты сталкиваешься с этим, еще в институте, на студенческой скамье, тогда ты понимаешь, из чего это все состоит, как это все делается и создается, то… У меня было достаточно спокойное отношение к тому, что может произойти, если все будет хорошо. Больше меня все-таки тревожила мысль, чтобы не повторятся, и чтобы самому было интересно, наверное, так. А то, что сейчас имеем, если вы это называете успехом и остальными эпитетами, то иногда это помогает. Иногда в каких-то жизненных человеческих ситуациях это помогает, а иногда это не вовремя и не к месту, по-разному.

Какими были ваши первые соображении, когда вам предложили роль в фильме «Чудо»? Вы прочитали сценарий, что вы подумали?

Во-первых, я давно хотел поработать с Александром Анатольевичем Прошкиным, и просто не получалось. Мы просто не обращаем внимания на те чудеса, которые происходят вокруг нас, или просто обходим их сознательно стороной. А это очень простая и прозрачная история о том, как люди становятся людьми, или не становятся людьми. Мне кажется, очень простая вещь, и в этом какое-то чудо. Жили-жили-жили-жили, и вдруг раз, и стал человеком. Или обошел стороной, притворился или отшутился, и продолжаешь также жить, как и все остальные. Наверное, так.

Страницы: 1 2

Нравится

Опубликовано Mar 29, 2012 в Интервью