Роберт Дауни (младший): вырос в дерьме

«Я знаю, кто я такой. Я — чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим» — изрек герой Дауни-младшего в фарсе «Солдаты неудачи». Один из самых влиятельных, остроумных и ярких актеров Голливуда, который славится дерзкими образами в кино и саркастическими изречениями. Мальчиш-плохиш, дебошир, пьяница и наркоман — вчера, а сегодня — притягательный герой, загадочный и немного порочный — американский актер, продюсер и музыкант — Роберт Дауни (Robert Downey Jr.)

Как родилось желание стать актером?

На самом деле про актерство я знаю очень мало. Чтобы работать актером, мне достаточно быть необычайно одаренным притворщиком. Я скажу вам, кто я. Я всего лишь нью-йоркский парень, который случайно оказался в ножном месте, в нужное время. Это был Лос-Анджелес. Я просто сделал вид, что я актер, и мне поверили. Для меня кинобизнес — это цыганский рай, в котором до фига дурачья и простофиль, которые верят тебе, что бы ты ни говорил.

Вы родились в актерской семье. Ваш отец — довольно успешный режиссер в прошлом. Повлиял ли он на ваше решение стать актером?

Видите ли, он сделал меня актером в возрасте 5 лет. Но не по причине того, что он горел желанием посвятить меня в свое ремесло, а потому что ему было проще таскать меня на съемки, чем оплачивать услуги няни. Моя первая роль была в фильме «Загон», рассказывающий о собаках, которые ожидают смерти в питомнике. Отец заставил меня играть щенка. А моя карьера актера началась с реплики: «Почему у тебя на яйцах не растут волосы?» — обращенная к актеру, который исполнял роль голой собаки.

Любовь моего отца была нестандартной и суровой, за что я ему безумно благодарен. Мне очень хорошо запомнился случай — мне было 17 лет, и я остался без копейки. Я позвонил ему из телефонного автомата и сказал, что у меня нет денег на еду, и даже на жетон для метро. Он сказал: «Позвони своим друзьям», на что я ответил, что я уже звонил, но они не могут дать в долг. Тогда он коротко отрезал: «Извини, парень» и просто повесил трубку. Это был реальный пинок под зад, который заставил меня уже в 17 лет зарабатывать себе на жизнь.

Ваша жизнь — очень контрастная штука, не так ли? Были ведь сложные времена…

Да, были. Главное не забывать те моменты, когда ты жил в полном дерьме. Очень важно хорошо помнить свое прошлое, неважно, каким оно было. Если ты родился и вырос в дерьме, ты должен хранить эти воспоминания всю свою жизнь. А еще память надо тренировать для того, чтобы помнить тех офигительно красивых цыпочек, которые когда-то хотели перерезать тебе горло. Они и сейчас офигительно красивы, и твоя задача — никогда не забывать о том, что они хотели сделать с тобой.

У вас были серьезные проблемы с наркотиками. Ваше отношение к ним сегодня?

Я думаю, что все кто жрал дерьмо, прекрасно знаю, что такое наркотик. Это заряженный пистолет, чей ствол лежит у тебя во рту. Ты прекрасно осознаешь, что он заряжен. Но ничего не можешь с этим поделать, потому что сейчас тебе больше всего нужно ощущать вкус холодного металла. Самое интересное то, что чем масштабнее и страшнее я просирал свою жизнь, тем легче и быстрее она выравнивалась обратно.

Но ведь был и период здорового образа жизни, не так ли?

Да, когда-то очень-очень давно. Я был приверженным вегетарианцем и трезвенником. Это был жалкий период в моей жизни. Никогда моя жизнь не была столь скучна и мрачна. В ней ничего не происходило, ничего не начиналось, и она не двигалась вперед. Буквально было некуда идти, да и не зачем было идти.

Ходят слухи, что вы бисексуален. Это правда?

Это давно не новость для меня. Просто я не дергаюсь. Мне кажется это глупым, точно также как думать, что под моей одеждой скрываются маленькие щупальца, испускающие аммиак в моменты злости и ярости.

По какому принципу вы выбираете роли, сценарии?

После того, как я успел сняться в куче фильмов, наступил момент, когда я, незаметно для себя, осознал, что я превратился в требовательного чувака. И этот чувак, черт его подери, хочет жить по расписанию. Я сам себя не узнавал, потому что когда-то плевать хотел на саму идею планирования. Когда мне приносили новый сценарий, я запросто мог швырнуть его в лицо агента и заорать: «Что за мусор вы принесли? Может вы еще говна кошачьего в целлофане пришлете?». А через время, не раньше, чем через две недели, когда меня никто не видел, я подбирал с пола сценарий, читал его и начинал репетировать.

Сейчас я думаю, что хороший сценарий может стать даже врагом и доставить тебе больше проблем, чем плохой сценарий. Потому что, когда ты собираешься стать частью плохого сценария, ты выходишь из кожи вон для того, чтобы сделать его лучше, тем самым, незаметно для себя, вкладывая в него свою душу. А когда ты получаешь плохой сценарий, ты расплываешься в улыбке и расслабляешься, потому что надеешься, что он сделает все за тебя — он ведь хороший. И ты попался на удочку. Ведь ты этим как будто сам себе сказал: «Я не буду вкалывать и потеть, пусть сценарий сам работает». Я уже столько лет в кино, но до сих пор не могу прижиться с чувством, что занимаюсь тем делом, которым должен заниматься. Меня раздражает мнение людей, которые считают глупой идею делать супергероев из людей с суперспособностями. Я считаю глупой и безвкусной выдумку сделать супергероя из жалкого и мелочного мультимиллионера-бабника, который собирается спасать мир от скуки в перерывах между занятиями сексом. Я терпеть не могу играть ирландцев. Вот кто, блин, выдумал эту глупость — играть ирландца, будучи ирландцем?!

Продолжение

Нравится

Опубликовано Feb 13, 2012 в Интервью