Тэги

Похожие посты

Добавить в

Сергей Светлаков: «Я не гей!»

Продолжение интервью с Сергеем Светлаковым

Последний сезон «Нашей Раши» — клевый. В плане картинок, он необычный и отличается, конечно, от всего. Но все равно — «какашки». Понимаешь? Ждешь от вас чего-то особенного. Потому что все на уровень выше и выше, а все равно «оно» всплывает.

Мы пытаемся работать на большую аудиторию. (Смеется). А в нашей стране она именно такая. Поэтому объяснить какие-то серьезные вещи нашей стране можно только на «нашем» языке. Приходится говорить языком той страны, в которой ты находишься. Если ты будешь объяснять, что мы живем в самой лучшей стране, и что остальные страны нам завидуют — нам никто просто так не поверит. Нужно доказать каким-то примером. Это смех сквозь слезы. Я не скажу, что для меня это безумно противно и не смешно. Для меня смешны даже «какашки», когда они уместны. И, в принципе, все авторы и создатели проекта, готовы подписаться под любой «какашкой», которая там есть. Ни одной неоправданной, на мой взгляд, там нет. У нас даже страна такая. У нас даже туристы едут по коричневому кольцу России. У нас страна коричневого цвета, все в лепешках, вся страна. Ну что поделать?! (Смеется).

Будете ли вы дальше получать актерское образование?

Честно говоря, я бы сейчас сказал: «Да, конечно. Нужно куда-то двигаться…». Но дело в том, что я не считаю себя актером. Правильнее сказать: я — артист. «Шоу-мен» тоже какое-то противное слово. Артист — для меня не противное. Это некий симбиоз между сценой и кино. Я считаю, чтобы называть себя актером, нужно заниматься только этим. Профессиональный актер – это тот, который не идет на поводу современности, он проживает жизни своих персонажей, из одной жизни переходит в другую. Он просто меняет маски, находится в разных амплуа, усовершенствуется, внутренне меняется. А для меня это все некие эксперименты, которыми, я надеюсь, не буду раздражать людей, их гигантским количеством. Поэтому я подписываюсь на несколько киношных проектов в год, не больше.

То есть, сценариев  присылают много?

За полгода было предложено 16 сценариев.

Ты достиг многого, если не сказать очень многого. Что дальше ты видишь в своей жизни? Кино, бизнес?

У меня есть мечта —  соединить творчество и бизнес, поэтому я занимаюсь параллельно и тем, и другим. Куча планов — творческих и продюсерских, и на телевидении, и в кино.

Не могу не задать тебе этот вопрос, потому что его многие задают, и я должен его ретранслировать…

Нет, я не гей! (Абсолютно серьезно).

Тогда следующий вопрос. У тебя много работы — графики, съемки, работа, работа, работа… Отдых. Что такое для тебя отдых? Где ты отдыхаешь? Где ты получаешь удовольствие, кайф?

Как и у всех людей, у меня есть пристрастия в отдыхе. Это рыбалка, спорт. Спорт, в основном, конечно, как зрелище. Я очень люблю смотреть футбол — я болею за «Локомотив». Несколько раз в год я стараюсь сходить куда-то, и поболеть за родной клуб. Или поехать с удочкой на рыбалку – на окунька нашего русского, православного, освещенного. (Смеется). Совершенно человеческие вещи. А если есть свободный вечер – собрать друзей и просто посидеть в каком-то ресторане, или на природе. Где-то закрыться, чтобы тебя никто не трогал, и в своей компании поделиться позитивом или будущими планами. Хорошая компания, верные друзья и легкий алкоголь, не мешающий легким наркотикам. (Смеется). Главное, ребята, кайфу не мешать.

Какое у вас было или есть сейчас прозвище? Только честно.

Как было, так и есть — Светлый. Больше ничего не придумано. В моей жизни, имя Сергей я слышу реже, чем Светлый, наверное, потому что все мои друзья, знакомые меня Светлым называют. Это как-то срослось со мной очень.

Давай поговорим о цензуре и о самоцензуре. Есть ли какой-то надзирательный орган, который может вам запретить о чем-то не шутить, и сказать вам: «Ребята, вот здесь, пожалуйста, стоп! Больше не надо».

Есть два проекта: «ПрожекторПэрисХилтон» и «Наша Раша». Я считаю, что они оба — политические вещи, очень такие, влияющие, так скажем, на умы людей, я надеюсь. Я — счастливый человек, что участвую именно в этих двух проектах, потому что здесь существует только самоцензура. Мы абсолютно понимаем, степень того, что можно говорить, а что является некорректным, и что может истолковаться совершенно по-разному. К этому мы тоже пришли, потому что поначалу мы что-то ляпали, и не было ни одного эфира, чтобы не говорили про президента, премьера, о какой-то двоевластии и так далее. Но это все выглядело маленькими провокациями.

Ты сам понимаешь, что эта тема для всех обсуждаема, поэтому должна настолько корректно и вкусно подана какая-то шутка, чтобы она имела действительно какое-то значение. Просто вякнуть из окопа и спрятаться туда обратно — это стремно и низко. А вот придумать шутку какую-то — про двоевластие, про что-то еще такое серьезное, так, чтобы она была в эфире, чтобы об этом говорили — это грамотно.

В «Пэрисе» есть редактор, который нас регулирует только в ту сторону, в которую пошла мысль в развитие какой-то темы, то есть — указывает направление. Нам не говорят: «Так. Стоп. Эту шутку не говорим». Этого нету. То есть, есть редактор, который нас направляет. Ее зовут Маша Данилян. Она продюсер проекта, и она, собственно, и является редактором, и направлением этой передачи.

Нравится

Опубликовано Feb 2, 2012 в Интервью