Тэги

Похожие посты

Добавить в

Сергей Светлаков: «Я не гей!»

Он — безусловный гений импровизационного жанра, великий жизнелюб и оптимист. Иван Дулин — фрезеровщик с нетрадиционной сексуальной ориентацией, Снежана Денисовна — воронежская учительница и «экс-уральский пельмень» в одном лице — Сергей Светлаков.

Выдержки из интервью радиостанции Маяк:

Появление «ПрожекторПэрисХилтон», честно говоря, немного удивила, потому что собралась такая компания, которая с одной стороны разношерстная, с другой стороны – с одного котла. Как у вас складываются отношения с Иваном Ургантом? Потому что когда появилось шоу, было ощущение, что вы с Иваном немного друг друга недолюбливайте.

На самом деле, нет. Нам очень повезло с коллективом. Со всеми ребятами мы были знакомы до этого. С Гариком Мартиносяном мы еще первый Comedy Club писали, первый сезон, первый год возникновения. С Сашей Цекало мы были хорошо знакомы. Мы друг друга поймали в юморе тогда. Это было давно — 6 лет назад. Мы начали вместе встречаться, и поняли что у нас один вектор. Нам очень комфортно, и никогда каких-то противоречий, ни в реальной жизни, ни в работе, у нас не было. В этом плане, мы очень счастливые люди. А все что на экране — это искусственно созданные подколочки, а за кулисами мы — абсолютно реальные друзья, которые дружат семьями.

Откуда берется такое количество шуток и юмора? Откуда это берется, что это за таблетка такая, которая в мозгу аккумулирует шутки?

Во-первых, это коллективное творчество. У нас был коллектив — 6 человек. Мы вместе переехали в Москву. Сняли на Смоленке 2-комнатную квартиру. Круглые сутки, где-то 20 часов мы находились в совершенно накуренном помещении — КВН, Камеди, телевизионная реклама. Мы зачитывали все, что можно было. Был сплошной поток. Я просто сходил с ума первые год-полтора. Это был гигантский опыт.

А как вы все сошлись?

Спасибо КВН, потому что фестивали которые все проходят — это такая пластилиновая штука, когда люди из абсолютно разных цветов смешивают что-то в единое целое, и ты находишь своих людей. Не факт, что это какие-то телевизионные или «кавээнские» звезды. Это могут быть, авторы или даже звукач. Вот например, Саша Незлобин был просто звукачем команды «Свердловск». Фестиваль для него был просто шанс. Там есть тематические вечера, где любой, кто приехал на фестиваль может высказаться и показать какой-то номер. И вот настал монолог звукача, когда он произнес:

Меня достало сидеть звукачем. Вы получаете славу, получаете все, а я сижу тут ставлю вам треки. У вас там девченки во всю, а я сосиску в тесте жру, сижу тут и все. Меня достало! Я хочу славы! Я не тупой! Вы тупее там на сцене! А я сижу за кулисами!

Его монолог взорвал публику. Мы очень сильно посмеялись. После этого и начался творческий путь этого человека. Объединение людей двигает многим. Я очень благодарен КВН — это хорошая школа.

Ну а технически, как это происходит? Допустим, собрались 5 человек, которым надо придумать новую серию «Наша Раша». Какая технология?

Технология такая, что требуется как минимум год. Первый сезон мы готовили год. Было придумано около 70 персонажей, из которых выжило 8, в первом сезоне. Это сумасшедшая, гигантская работа. То есть, если ты думаешь о коммерции — ты умрешь сразу же как творческая единица. А если ты думаешь, чтобы тебе не было стыдно, то у тебя должно получиться. А потом уже можно подумать, как бы, чтобы тебе не было стыдно, и заработать при этом.

Я присутствовал на съемках одного эпизода «Нашей Рашы», и смотрел со стороны, как все это происходит. Эпизод с рублевскими бомжами, когда тебя закапывали. Я посмотрел, сколько тратиться денег на съемки. Во-первых, Буслов – режиссер не самый дешевый. Съемка одного маленького эпизодика стоит дороже, чем съемка сериалов, на съемках которых я тоже присутствовал, и смотрел как все происходит. Меня поразило, подготовка и подход – дорого снимаем, чтобы потом 5 секунд показать, или вырезать этот кусок, и может быть его даже не увидеть.

Залог людского успеха в том, что это можно смотреть и через год и через два, благодаря каналу ТНТ, который вкладывает в это просто сумасшедшие деньги — это стоит все миллионы долларов. Год писать, потом полгода снимать 20 серий — это абсолютно не наш формат медиа-пространства. Это абсолютно американский, европейский подход. Из-за этого и нам не стыдно за то, что мы делаем, и канал реально начал зарабатывать с третьего года повтора. Сначала были безумные финансовые скандалы, в плане того, что это очень дорого, что не может одна серия стоить столько. Но потом все устаканилось, после того, как люди поняли. И третий год, повтор дает цифры в два раза больше средней доли канала. Тогда стало понятно, что это можно просто крутить по кругу, и срок жизни неограничен.

Продолжение инервью

Нравится

Опубликовано Feb 2, 2012 в Интервью