Том Хиддлстон: «Единственный предел — это небо»

Том Хиддлстон. Начало интервью

Повлияла ли смена режиссера на вашего персонажа?

Не без этого. (Смеется). В «Мстителях» Локи становится настоящим злодеем. В то время как в «Торе» он не более, чем потерянный принц, который обладает уязвимостью и смущением из-за своего происхождения. В «Мстителях» он полностью уверен в себе и уже точно знает кто он такой.

Почему же все-таки Локи отправился мстить на Землю?

Как и многие злодеи, он думает, что делает это во благо мира. У него есть план: прийти на землю, чтобы покорять и подчинять. Локи считает это своим правом. Он считает, что человечество может прийти к миру, преклонившись перед единным правителем. Только так человечество сможет покончить с войнами. Возможно, он отчасти завидует Тору, которому светит целый мир. Поэтому он и решает построить свое царство.

Задействован ли ваш персонаж в каких-то комедийных эпизодах, или он серьезное и мрачное воплощение зла?

Работая с Уидоном, я получил два совета: быть жестоким и беспощадным, и наслаждаться собой. В этом и есть характер Локи. Надеюсь, зрителям он понравится.

В «Торе» вы в прекрасной физической форме. В «Мстителях» вы также отлично смотритесь?

Разумеется. (Смеется).

Есть ли у Локи стратегия, как он одолеет восемь крутых супергероев?

Локи, как бог плутовства, сам по себе невероятно могуч. Тем более теперь он нахватался новых трюков и стал еще сильнее. Он делает ставку не только на физическую мощь, но и на магические заклинания.

Обсуждали ли вы с Крисом Хемсвортом свои экранное взаимодействие?

Да, мы это обсуждали вместе с Джоссом. В его голове столько невероятных идей, нам оставалось только следовать за ним. После первой совместной сцены, Джосс сказал нам: «Парни, вы реально сделали друг друга лучше. Это действительно удивительно». Это можно сравнить с партией в теннис. Ты не можешь себе позволить уступить сопернику. Мне кажется, Джосс имеет слабость к моему персонажу. Ему нравится его характер, и я знаю, что Уидон способен сделать соперничество между братьями интересным элементом столкновения двух эго.

В трейлере «Мстителей» вы сражаетесь копьем. Что это за копье?

Помните, в конце «Тора», Локи получает копье Одина?! В «Мстителях» он создает собственное оружие.

Появится ли в фильме Один?

Нет. В «Мстителях» не будет отца.

По трейлеру складывается ощущение, что действие происходит только в Нью-Йорке. Так ли это?

Нью-Йорк – всего одна из локаций. Ключевое место в фильме — это Манхэттэн, потому что там живет Тони Старк. Если посмотреть внимательно ролик, есть один кадр, где на заднем плане виднеется Старк Тауер.

Сложно было играть героя комиксов, взятого из скандинавских мифов?

В основном я работал с Марвел и Кеном, это ведь их мир. Мифы оказали на меня хорошее влияние, они очень помогли мне. В ранних комиксах Локи был просто злодеем, а мифы раскрыли всю глубину его характера. У каждого народа есть носитель хаоса: у римлян это Вакх, у греков — Дионис, а у скандинавов — Локи. В норвежских мифах четко видно, как Локи сложен психологически.

Какие у вас ощущения от работы на съемочной площадке?

У Марвела есть одна фишка. Чтобы сохранить секретность, он дает своим фильмам рабочие названия. Так вот, «Мстителей», он назвал «Group Hug» (Дружеские объятия). И мы действительно очень сблизились за время съемок. Наверное, частично это из-за масштаба фильма. Никто из нас раньше не был в Кливленде или Альбукерке, поэтому после съемок мы обычно собирались вместе. Иногда мы собирались у Криса Хемсворта. У него был стол для настольного тенниса, где Локи выбил дух и из Тора, и из Капитана Америка. (Смеется).

Вы действительно вместе тусовались по барам?

Ну да. Нам было безумно весело. Однажды, я получил смс от Криса Эванса: «Avengers: Assemble!», — и мы отправились в один из баров Альбукерке. Естественно, рядовые посетители были в шоке.

После такой длительной беседы о «Мстителях», грех не раскрыть еще какую-нибудь деталь фильма?

Я уже чувствую, как у меня на лбу появляется красная точка от снайпера из Marvel. (Смеется).

«Никогда, никогда, не позволяйте никому говорить вам, чего вы можете и не можете. Докажите, что циники ошибаются. Это их проблема, что у них нет воображения. Единственный предел — это небо. Ваше небо. Ваш предел»

Нравится

Опубликовано Feb 24, 2012 в Интервью