Владимир Зеленский: «Беги, солдат, беги!»

Воплощение прирожденного таланта, изобретательности, великолепного чувства юмора, обаяния,  любви к сцене и к своей семье! Человек с большой буквы, которым уже гордится не только Украина. Телеведущий и один из самых известных сатиричных актеров, художественный руководитель команды «Квартал-95» — Владимир Зеленский.

Выдержки из интервью программы «За глаза»:

Почему вы не шутите на украинском языке?

Почему мы не шутим по-украински? Даже не знаю, как сказать. Мы шутим по-украински. Хорошая шутка — это моментальная реакция человека, мыслящего в нашей профессии, скажем так. Но я моментальное реагирую на русском языке, потому что я воспитывался в русской семье.

Ну, какая же еще семья может быть в Кривом Роге?

Тем не менее, когда у нас политический юмор, мы шутим и на украинском языке.

Говорят, что самый лучший экспромт — это домашняя заготовка. Это правда?

(Пауза). Видите ли, я долго думаю, значит — это правда. (Смеется).

С Филиппом Киркоровым — это был прописанный сценарий?

Вот с Киркоровым очень много импровизаций. То есть, он быстро реагирующий и очень хороший актер. Он очень много репетирует. Это сейчас укор украинским звездам, потому что наши звезды приезжают на репетицию «Вечернего Квартала», и говорят: «Ну, хорошо. Откуда тут идти? Что говорить?» Я начинаю объяснять: «Хотелось бы то-то и то-то…». На что реакция бывает такая: «Ну что ты, Владимир, я же народный артист!». А получается, что они не народные, а инородные. С Киркоровым немного иная ситуация – он переживает очень сильно,  репетирует много, шутит, ну и, конечно же, дает возможность воздуху, чтобы ты мог импровизировать.

Киркоров сказал, что для него была большая честь сниматься в фильме, который снимался в США по вашему сценарию. Что это за история?

Фильм «Любовь в большом городе» снимался по нашей повести, под называнием «День Святого Валентина». Фильм о любви — подарок женщинам, так как мы на самом деле люди в жизни достаточно трогательные и ранимые, поэтому мы любим кино не пародийное, а кино, где можно поплакать.

А почему Киркоров в главной роли?

Он не в главной роли. Это он уже сымпровизировал. (Смеется). Он — один из героев этого фильма. Если вы помните, там три мужские главные роли, и три женские главные роли.

А почему в США сняли фильм?

Дело в том, что изначально сценарий был написан про Киев. Но мы — авторы этой истории, все время пытались найти какую-то романтику, необъяснимую, непонятную, чтобы зритель, приходя в кинотеатр, мог забыться. Мы искали все время этот город. Киев — он очень близкий, теплый. Но все равно, ты начинаешь узнавать улицы — здесь я ходил, такого не может тут произойти, и противоречишь сам себе. А там волшебная история, в принципе сказка. Москва — очень холодная. Питер — вообще не наш, по сути, по настроению.

Кривой Рог?

Кривой Рог? Ну, мало романтики. (Смеется). Много воспоминаний, теплых и детских, а романтики мало. Поэтому был выбран Нью-Йорк. Что-то видимо есть в сознании людей, Нью-Йорк их трогает. Приключение этих ребят – очень лирическая, романтичная комедия.

Ваши родители мечтали о том, чтобы вы стали актером?

Нет. Не просто не мечтали. Это можно назвать «антимечтой». (Смеется). Но эта «антимечта», слава Богу, осуществилась.

Как они смирились с тем, что ваш удел — веселить публику?

Это очень сложный момент. Была выбрана другая профессия – юрфак. Гуманитарий. Представляете, в технической семье — гуманитарий. Сами понимаете, как относятся математики к гуманитарию.

А что вас, прорабатывали родители? Как они говорили? «Володя, да что ты?!»

Родители не прорабатывали. Им было достаточно того, что они не давали мне свободного времени. Они меня все время куда-то записывали. То я хожу на какую-то «вычислительную технику» к папе. А я уставал, потому что у меня было много разных занятий. Я параллельно этому играл на фортепьяно. И при этом еще и спорт был. Так вот, сидели дети на этом спецкурсе кибернетиков, слушали папу с открытыми ртами, а я все время засыпал на этих уроках. Было тяжело, ну и не мое.

Правда, что все весельчаки сентиментальны до слез?

Мне кажется, что очень. Когда тебе 18 лет — ты боишься это показывать. А сейчас — наоборот.

Какой путь вы прошли? Очень много людей играют в КВН, очень много студентов и школьников шутят. А целую карьеру выстроить смог лишь Владимир Зелинский. В чем секрет?

Я считаю, что это огромная удача. Большой опыт был в КВН. Затем 6 лет жизни в Москве, приезды туда постоянные. Многим командам писали, читали. В общем, развивались.

А что случилось у вас в Москве? Поговаривали, что у вас была возможность остаться в Москве. У вас конфликт с Масляковым произошел?

Да, из КВН я ушел из-за конфликта с Александром Васильевичем.

За глаза, ведь разные версии озвучивали. А что было на самом деле?

С годами я забыл, устал, и воспоминания остались только положительные.

А теперь вы с Масляковым встречаетесь?

Мы не встречаемся. Мы не встречаемся даже тогда, когда сборные. Отношений просто нет. Я действительно ничего не испытываю к этому человеку. Я страшно любил этого человека, потом был период юношеского максимализма, когда я думал: «Ах так! Не любовь — значит ненависть!». А сейчас у меня спокойствие. Он не простил нам успешную самостоятельность, и все.

Сколько людей у вас сегодня работает? Вы ведь создали целую корпорацию.

Когда мы только собрались, в 2003 году, в Киеве, нас было трое. Сейчас нас 50 человек в студии «Квартал-95». Очень мощный авторский состав — 26 авторов, 10 актеров и очень профессиональная административная группа.

Говорят, что из Москвы вы перекупили очень много сценаристов. Правда?

Чем можно купить сценариста?! Не деньгами. Только интересной работой. То есть, мы пишем кино. Мы взялись что-то делать, и мы точно это сделаем. Мы взялись — и мы создали два фильма — две комедии. И дальше будем развиваться. И заработанные деньги мы вкладываем в людей.

Но вы же купили себе квартиру в Киеве.

Да, но у меня еще осталось. (Смеется).

Что вас может вывести из себя. Например, в работе с коллективом?

В принципе, почти ничего. Какие-то рабочие моменты иногда.

Например, когда ребята не выучили текст, или не так сказали реплику, вы можете накричать, выругаться матом?

Матом — могу, и накричать могу. Но у нас такие отношения, что я готов услышать это и в свою сторону. Это не отношения «начальник — подчиненный». Это отношения друзей. Фронт. Война. Телевидение. Бежим. Бежим, а он вдруг встал. «Ты чего встал? Бежать! Солдат, я то бегу!» Понимаете, я не начальник, а он подчиненный. Мы — два солдата. И мы должны бежать одинаково. Это моя позиция в жизни.

Как вы отдыхаете, если так много работаете?

Отдыхаю, когда домой прихожу. Ночью, когда ребенок спит. Я тихонько подхожу, смотрю, посмотрел на нее – отдохнул. На сцене, после сложного концерта, после выступления есть момент, жалко только что он секундный — когда зрители аплодируют. А если они еще и встали — Боже мой! Я как на Мальдивах побыл.

Продолжение

Нравится

Опубликовано Feb 7, 2012 в Интервью